Айболит-66. Музыкальный сюжет

В качестве эпиграфа предлагаю послушать следующий фрагмент:

Интересно, что это такое?

Ничего не напоминает, хотя бы отдаленно?

Если нет — попробуйте послушать еще раз и обратите внимание на музыкальные интонации, которые возникают через 14-16 секунд после начала. Вспомнили? Ну, конечно!

http://www.youtube.com/watch?v=L94Xlv_ihJU

Очень многим с детства знакомый мультик. Но откуда взялся аудиофрагмент? Видимо, не иначе как какой-нибудь современный композитор за неимением собственных музыкальных идей решил позаимствовать ноты из популярной музыки?

Это очень похоже на правду, но… Все обстоит с точностью до наоборот. Мультфильм Доктор Айболит был создан в 1984-85 годах. Музыку к нему написал замечательный ленинградский композитор Георгий Фиртич, широко известный также по музыке к другому мультфильму — «Приключения капитана Врунгеля».

А первый музыкальный фрагмент взят из Концерта для фортепиано с оркестром выдающегося композитора XX века Бориса Чайковского. И Концерт тот был написан в 1971 году.

Случайное совпадение? Может быть, может быть…

Только есть еще одно «но». За 18 лет до мультфильма «Доктор Айболит» появился «Айболит-66», жанр которого… хмм… Да! Не будем забегать вперед. Дело в том, что музыку к фильму «Айболит-66″ (а музыки там, кстати, много) написал… опять-таки Борис Чайковский.

Однако фильм «Айболит-66″ гораздо менее популярен, чем мультфильм «Доктор Айболит». Почему? А вот почему. «Айболит-66″ относится как бы к более «серьезному» жанру, чем мультфильм «Доктор Айболит». Мультфильм 1984 года, в значительной степени, следует букве первоисточника. А фильм 1966 года, по всей видимости, больше следует его духу.

Возьму на себя смелость заявить, что Вадим Коростылев, Ролан Быков и Борис Чайковский в этом фильме конгениальны Корнею Чуковскому. И это при том, что буквальных цитат из первоисточника в фильме практически нет!

Википедия кое-что пишет об этом фильме. Но изложенный там сюжет выглядит невнятно и как-то совершенно путано. Впрочем, если посмотреть фильм глазами трезвого реалиста, то и он покажется каким-то совершенно непоследовательным. Как замечает та же Википедия, «для детей этот фильм оказался сложен для восприятия, а взрослым он показался слишком наивным и условным. Создатели фильма получили не совсем лестные оценки».

Причин у явно заниженных оценок я вижу две. Первая — это неверное понимания жанра фильма. Отчасти критики догадались, что жанр здесь какой-то совсем особенный, не совсем детский и аллегорический. Артхаус, постмодерн, соцарт и прочие ярлыки на «Айболита-66» наклеиваются легко. Многие не приметили разве что, «слона», и это не удивительно: «большое видится на расстоянии».

«Слон» — это особая реальность произведений Корнея Чуковского. Реальность, у которой одно окно смотрит в сказку, где добро всегда побеждает зло, другое в — в обыденную жизнь, где среди персонажей мы видим своих знакомых, а третье — в кристально чистый абсурд, где уже не находится места логике.

Именно поэтому, созданная Вадимом Коростылевым и Роланом Быковым многомерная реальность «Айболита-66» напоминает разобранный кубик-рубик, который, к тому же, мы иногда еще видим как бы изнутри. Или, если не кубик-рубик, то вынутый из чьей-то больной головы шар. Как у Даниила Хармса («литературными предшественниками» которого, кстати, были Самуил Маршак и тот же Корней Чуковский).

Конечно, с первой причиной недооценки «Айболита-66» разобраться не очень трудно. Достаточно вспомнить историю литературы. К тому же, у «Айболита-66» были жанровые последователи. Например, мультфильм «Остров сокровищ».

Вторая причина недооценки находится глубже. Это музыка Бориса Чайковского, которая играет здесь настолько значительную роль, что приближает «Айболит-66» к самым высоким жанрам музыкального театра, вплоть до оперы. В «Айболите-66», если не как правило, то, по крайней мере, очень часто, не действие управляет музыкой (как в драматическом театре), а  музыка — действием (как в опере).

И если посмотреть на фильм именно под таким углом, обнаружится удивительная картина. Логически последовательная бессмыслица кинотеатрального балагана обретает смысл благодаря, казалось бы, второстепенной и подчас совершенно незаметной труженице — музыке. И не просто музыке, а музыке, созданной настоящим большим мастером!

Приведу характерный пример многозначительной многосмысленности, повсеместно используемой в фильме. Вы ведь, конечно же, знаете революционную песню про тачанку:

http://www.youtube.com/watch?v=lfeMDhPRrbY

А теперь попробуйте оценить следующий фрагмент из «Айболита-66»:

http://www.youtube.com/watch?v=YIMu4Y5Ll-U

Хотя.. музыка в фильме не всегда обращает на себя внимание. Так ведь если директор корпорации не сидит в офисах продаж, это не значит, что директор бездельничает. А если мы его не видим каждую секунду, это не значит, что директора нет. Но иногда не заметить «директора» просто невозможно!

Следующая песня, например, вообще известна очень широко.

Чтобы оценить собственно музыку, предлагаю послушать еще такой вариант: Нормальные герои.

А вот как на языке музыки выглядит основной конфликт фильма — противостояние доктора Айболита и Бармалея:

http://www.youtube.com/watch?v=y0nNHXzuqr0

http://www.youtube.com/watch?v=zpW4Wt3rGX8

После Песни Бармалея происходят события, которые имеют решающее значение для драматургии фильма в целом. Что это за события, я не скажу. Впрочем… кое-что добавлю. Именно здесь начинается, собственно «зона» непосредственного столкновения сторон.  Здесь, и только здесь (до музыкальной финальной точки, о которой чуть позже) происходит настоящая борьба. И здесь, вдруг, во весь свой гигантский рост вырастает «настоящий», почти трагический драматизм, заложенный в «Айболита» Корнеем Чуковским. Качество и точность «перевода» самых «серьезных» аспектов «Айболита» Корнея Чуковского на киноязык просто поражает. Любопытно, что слов при этом не используется вовсе.

Финал «Айболита-66» — нечто совсем неожиданное. Вместо ясной и определенной точки фигурирует многозначительное и многосмысленное многоточие (что характерно, хоровое — почти как у древних греков!). Вот оно:

http://www.youtube.com/watch?v=p-X6YLYGcaQ

Все, что происходит после этой песни — это уже не финал, а эпилог. Он, в определенной степени, симметричен прологу и  представляет из себя автопародию на весь фильм в целом. Он похож на те кадры, которые показывают на заключительных титрах и одновременно является как бы выходом артистов на поклоны. Просто «выход на поклоны» и «заключительные титры» выполнены опять-таки в гигантских масштабах, как это и должно быть в настоящем балагане.

Выходит, что? Победа Доктора над Бармалеем состоялась раньше? Отчасти — да. Однако, что значит — «победа» и что значит — «отчасти»? Ведь у Корнея Чуковского все прописано предельно четко. Очень просто. Поэтический жанр и сценическая реальность — две большие разницы. Легко написать «прошли годы», а попробуйте-ка так же легко и непринужденно изобразить проходящее время на сцене или в кино… В общем, об остальном догадаться легко, если немного подумать.

***

Как видим, идейный потенциал «Айболита-66» очень велик. И адекватную музыку к такому фильму не смог бы написать даже очень хороший композитор — узкий специалист в сфере киномузыки (не говоря о заурядных «ремесленниках»). «Айболит-66» требовал от композитора «симфонического» подхода, музыкального качества «самой высокой пробы», ну и, конечно, богатства музыкальных идей.

Так что нисколько не удивительно то, что двух-трех нот Фортепианного концерта Бориса Чайковского оказалось вполне достаточно для того, чтобы написать песню, которую будут любить на протяжении нескольких десятков лет (что, впрочем, не говорит о том, что Георгий Фиртич поступил именно так). А теперь представьте. Сколько подобных музыкальных идей содержится во всем Фортепианном концерте Бориса Чайковского? А во всех других его сочинениях?..