Архив рубрики: Без рубрики

Перерыв до пятницы вечером

Комментарии не будут доступны в связи с огромным количеством спама, разбираться с которым до пятницы у меня нет никакой возможности.

В пятницу вечером комментарии вновь станут доступны.

Спасибо за понимание.

 

Репетиция в детском театре

— Ребята, нам надо обыграть спектакль накануне конкурса…
— Опять в посольстве?
— Нет, в нашем зале. На мамах, папах, кошках, собачках…
— А может на рыбках?
— Это как?
— У меня замечательные рыбки!!! Поставим баночку, пусть смотрят…
— А как же жюри?
— А, что, будет жюри?
— Конечно, будет. Как без него-то?
— И мы займем первое место?
— Я подумаю… Хотя все-таки… У кого-нибудь дома есть киска?
— У меня.
— Прости, думал, ты не женат.
— Еще есть помидоры.
— Нет, помидоры не надо.
— А жюри будет доброе?
— Над этим я уже думаю.
— Тогда, может, может все-таки рыбок?
—  Хорошо, пусть будут рыбки. И рыбий жир.
— Зачем? Чтоб комары не кусались?
— Нет, чтоб текст не забыть.

Компьютерная типография LaTeX

Книга Е.М. Балдина стала свободной: 

http://ctan.org/tex-archive/info/russian/Computer_Typesetting_Using_LaTeX

Вот что автор пишет в аннотации:

«Компьютерная типография LATEX» была выпущена издательством «БХВ-Петербург» в 2008 году за номером ISBN 978-5-9775-0230-6. По договору с издательством права на текст возвратились ко мне и я решил выложить его под свободной лицензией Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 Unported (CC BY-SA 3.0).

Если для вашего проекта необходима смена лицензии на другую, то свяжитесь со мной по этому поводу. Книга является руководством по использованию текстового процессора LATEX.

Описаны все базовые элементы процесса набора и вёрстки, упомянуто свыше 1300 команд LATEX и около 750 пакетов, стилей и классов, которые можно использовать при наборе любых текстовых документов. Рассмотрены создание презентаций, вёрстка таблиц, вставка графических объектов, формирование библиографии, алфавитного указателя и многие другие задачи. На конкретных примерах показано, что компьютерной типографии под управлением LATEX доступны проекты любой сложности и направленности. Значительная часть книги посвящена главному преимуществу LATEX перед другими текстовыми процессорами — набору математики.

Эта книга была создана с нуля целиком и полностью исключительно средствами LATEX. Я ответственен и за текст, и за вёрстку, поэтому буду благодарен любым замечаниям и конструктивным советам по поводу улучшения качества электронной версии книги.

А вот что я скажу

Визит в Пермь Парфенова и Собчак убеждает меня в том, что надо голосовать за Путина. То, что я увидел и услышал в пермской общественной приемной Михаила Прохорова еще больше убеждает меня голосовать за Путина. Личности желающих встать во главе движения Болотной площади убеждают меня голосовать опять-таки за Путина.

Ребята, если вы получаете обратный результат — подумайте: может что-то не то делаете, а?…

«Горе от ума» в мемах

Лиза. Я знаю, кто здесь самый умный.
Молчалин. Я?
Лиза. Тот, кто всегда молчит.

Молчалин закрывает лицо правой рукой.

Софья. А на самом деле?
Лиза. Спроси у Кэпа.
Кэп. Чацкий! (закуривает)
Пушкин. Я поспорил с Грибоедовым на триста червонцев, что ему слабо развести Кэпа. А щас, по ходу, проспорил.

Кэп закрывает лицо правой рукой.

Фамусов. А что Грибоедов?
Пушкин. Сказал Белинскому, что самого конкретного дебила динамят заезжий раздолбай, собственная дочь и секретарь.
Фамусов. Не, не слышал.

Михаил Пылаев о музыкальной ситуации в Перми

Радует, что все-таки не один я пишу о том, о чем я пишу.

Взять, например, текст программки прошедшего 5 января 2012 г. концерта, который написал Михаил Пылаев. Правда, чтобы оценить этот текст по достоинству, надо уметь читать между строк.

Программка концерта "30 лет спустя"Михаил Пылаев. О музыкальной ситуации в Перми

 Итак, начнем. Вначале речь идет о музыкальной ситуации в Перми.

«За последние годы таковая (жизнь — авт.) была богата событиями — в том числе, … спектаклями нашего оперного театра, прошедшими под руководством Т. Курентзиса…»

Затем автор пишет исключительно об участниках концерта в Пермском музыкальном колледже: Андрее Догадине, Андрее Кудрявцеве, Юлии Смирновой и Ирине Ферафонтовой. Но в самом конце он возвращается к основной теме:

«И хотя времена теперь не самые благоприятные и для культуры в целом, и для музыки в частности…»

Это только кажется, что две цитаты якобы «вырваны из контекста». Прочитайте программку целиком. Ее логика неумолима! Как только кончилась первая цитата — начался рассказ об участниках концерта. Кончился рассказ об участниках — началась вторая цитата. Вторая цитата логически продолжает первую, т.е. Михаил Пылаев фактически завуалированно пишет о том, что кризис в культуре в целом и в музыке в частности логически связан со спектаклями под руководством Т. Курентзиса.

И вот здесь — самое интересное. В финале своего опуса Михаил Пылаев обыгрывает мильграмо-гельмановскую формулу «Пермь — культурная столица», в то же время, ярко полемизируя с ней:

«Разве не прекрасно, что на сегодняшнем концерте мы можем услышать инструменталистов, живущих ныне в обеих российских столицах (подчеркнуто мной — авт.), объехавших весь мир и завоевавших заслуженную известность, но опять приехавших на свою малую родину (подчеркнуто мной — авт.)…»

Про концерт 5 января можно прочитать здесь.

Чацкий в русской литературе

Чацкий — это нереализованный потенциал практически в чистом виде. Это очень удобно, чтобы на его основе создавать других — похожих, но уже гораздо более «реальных» персонажей.

Онегин (1831, «Евгений Онегин»), Поприщин (1834, «Записки сумасшедшего»), Печорин (1840, «Герой нашего времени»), Базаров (1862, «Отцы и дети»), Лопухов (1863, «Что делать»), Раскольников (1866, «Что делать»), Глумов (1868, «На всякого мудреца довольно простоты»), Райский (1869, «Обрыв»), Треплев (1896, «Чайка»), Хаджи-Мурат (1900, «Хаджи-Мурат»), Аблеухов-младший (1914, «Петербург»), Кавалеров (1927, «Зависть»), Годунов-Чердынцев (1937, «Дар»), Мастер (1940, «Мастер и Маргарита»).

Частный случаи.

1. Антисоциальная ветка: Онегин, Печорин, Глумов, Аблеухов-младший, Кавалеров, Мастер

2. Реальное (или почти реальное) сумасшествие: Поприщин, Треплев, Кавалеров, Мастер

3. Демонтаж реальности: Базаров, Лопухов, Раскольников, Хаджи-Мурат

4. Художественное (или почти художественное) творчество: Поприщин, Печорин, Глумов, Райский, Треплев, Годунов-Чердынцев, Мастер

Большие перерывы: 1840 — 1862 (22 года), 1869 — 1896 (27 лет).

Первая «волна» была антисоциально-блоггерской. В основном, эксплуатировался антисоциальный-пассивный потенциал. В чистом виде он был исчерпан Онегиным. Поприщин и Печорин уже вели дневники. Это позволило отследить их судьбу чуть дальше (Онегина Пушкин, как известно, оставил «в минуту, злую для него»). Поприщин (не похожая на Грибоедова версия Чацкого) реально сошел с ума, а Печорин (Чацкий как автобиографический персонаж) отправился, как Грибоедов в Персию и, в итоге, «лежит простреленный под городом Герат».

На этом чисто антисоциальная тема — временно — исчерпалась. Дальше Чацкий стал «человеком дела»: Базаров, Лопухов, Раскольников. Первый быстро умер, второй пропал без вести, третий надолго сел. Допускать таких до «реальных» и, тем более, «конкретных» дел нельзя. Вопрос: а кого тогда можно? Глумов — это и есть ответ. Человек дела со знаниями Чацкого, сознательно использующий методы Молчалина — очень неприятная фигура. К счастью, беспредельщикам, однако, на Руси издавна не везет.

Единственное, чем ему остается заниматься — это художественное творчество. Пусть вместо дневников пишет романы. Так появился Райский. Впрочем, нельзя сказать, что пишущий романы Райский так уж безопасен для окружающих, но это все же лучше, чем предыдущие три варианта. А если он еще будет творить где-нибудь подальше от людей, в какой-нибудь Италии — тогда совсем замечательно.

Значит, эта ветка тоже исчерпалась.

Следующим шагом стали обобщающие персонажи: Чацкий, так сказать, в стиле символизм. Здесь очень ярко и неожиданно «отметился» Лев Толстой. «Хаджи-Мурат», во всяком случае, не менее символическое произведение, чем «Петербург». А у Олеши и Булгакова, кроме того, еще и автор исчез. Кавалеров и Мастер — это символически-обобщающие «потомки» линий Поприщина и Раскольникова, но… мы даже не знаем, сумасшедшие они или нет. А Годунов-Чердынцев — такой же обобщающий «потомок» Райского.

У Льва Толстого литературным персонажем становится История, у Андрея Белого — Политология, у Юрия Олеши — Социология, у Михаила Булгакова — Религия, а у Владимира Набокова —  Литература. Может быть, это все не совсем точно, но, во всяком случае, где-то как-то так.

Все это — единая линия. «Дар» заканчивается стихотворным фрагментом, в котором есть слова «с колен поднимется Евгений, но удаляется поэт» и «судьба сама еще звенит, и для ума внимательного нет границы…». Думаю, что Евгений — тот самый. И ум — тоже тот самый, доставшийся Чацкому от Грибоедова.

2011 => 2012

Прошедший год я бы назвал для себя «годом ветряных мельниц».

Может быть, это шизофрения, но… Такое впечатление, что раньше я никогда не подвергался информационному насилию в столь высокой степени. Синдром Чацкого: ты уверен в одном, а тебе несколько (а то и десятки) человек упорно твердят, что все наоборот.

Но нет, ребята: наоборот все-таки не будет. Истина не есть компромисс между истиной и ее противоположностью.

NB! Не подумайте, кстати, что я имею в виду политику, зомбо-ящик и прочие фальсификации. Это все мелочи.

Так вот.

Вспоминая прошедший год, хочу поблагодарить тех, кто не объявил меня сумасшедшим. Вас оказалось больше, чем других, и это уже хорошо. Я очень признателен тем, чья неожиданная помощь выручала меня в непростых обстоятельствах, которых в этом году тоже было немало. Уверен, что вы не остались внакладе, а если и так — будущий год вернет убытки с процентами.

Конечно, лучше там, где мы есть, поэтому мне хотелось бы быть везде сразу! Но, как известно, везде сразу быть, к сожалению, невозможно… Поэтому я очень рад, что те, кто меня видеть не желает, ясно сформулировали свою позицию. Благодарю вас, ибо такие признания очень облегчили мне составление графика на ближайшие месяцы. Передаю вам слова благодарности и от тех, кому мое общество приятно: ведь вместо вас оно достанется им.

Я верю, что мы обязательно встретимся. С каждым, с кем это было запланировано. Постараемся сделать это в ближайший год и даже быстрее. Уверен, что будут встречи, идеи, проекты… (блин, уже говорю, как какой-то противный политик, — видно, пора идти спать)

В общем, всего наилучшего, счастья и…. до новых встреч!

Желаю всем побольше приятных неожиданностей в Новом, только что наступившем Году.

ПК